О циклах "победных" и "разгрузочных"

Летопись Акселя Вартаняна. 1975 год. Часть седьмая

Мы анонсировали концерт "Виртуозов Киева" с участием иных "групп". Отдельные номера неоднократный победитель союзного и уже международного конкурса исполнял с блеском под гром рукоплесканий. Случались и срывы, фальшивил маэстро, не те ноты брал. Доброжелательные критики объясняли переутомлением от насыщенного графика, гастрольных выступлений в стране и за ее священными границами. Однако не все "музыковеды" в своих рецензиях принимали это обстоятельство в расчет, извлекая порой из прошлогоднего арсенала нелицеприятные высказывания. Начну за здравие.

"Динамо" К – ЦСКА – 3:0

Перед игрой под аккомпанемент восторженных зрительских аплодисментов динамовцам Киева, обладателям Кубка кубков, вручили награды: футболистам – значки ЗМС, Валерию Лобановскому и Олегу Базилевичу – дипломы "Заслуженный тренер СССР".

Преимущество киевлян над соперником во всех компонентах игры (кроме атлетизма) было настолько очевидно, что пересказывать перипетии матча нет необходимости. Достаточно процитировать потрясенного игрой хозяев армейского тренера Анатолия Тарасова на послематчевой пресс-конференции. Говорил он долго, пространно. Его не перебивали, слушали бы хоть до утра. Фрагменты тренерской речи опубликовали три киевских издания: "Рабочая газета", "Правда Украины" и "Молодь Украiни". Свел их в одно целое:

"Динамо" – высококлассная команда. Это хоккейный ЦСКА. Армейцы о такой игре могут только мечтать. Мы знали, что проиграем. С такой сумасшедшей командой совладать просто невозможно. Динамовцы играют с вдохновением, с хитрыми маневрами, демонстрируя прекрасную технику и высокий атлетизм. Такой команде и проиграть незазорно… Мы решили выключить из игры таких академиков, как Блохин, Онищенко, Веремеев, Колотов. К ним прикрепили специальных опекунов. Но разве их может кто-то удержать. Здорово играют киевляне.

Эмоциональная речь Анатолия Владимировича вполне могла сойти за рецензию. Не меньше внимания уделил он и своей команде. Вынужден был, ответил на жесткую критику игры армейцев, прозвучавшую там же из уст киевского наставника Олега Базилевича:

"Сегодня мы впервые увидели игру ЦСКА, которую я назвал бы "футбол-хоккей". Подобная игра, основанная на тактике силового давления, жесткой, изобилующей фолами, таит угрозу отечественному футболу, поскольку, приобретая характер глобальных единоборств, обедняет футбол, лишая его присущей этой игре специфики и красоты, на которые она бесконечно щедра".

Золотые слова. Однако были матчи (в прошлом, настоящем, последуют и в будущем), после которых произнести их ни Олег Петрович, ни его единомышленник не имели морального права.

Вспыльчивый, темпераментный Тарасов сдержался, не стал отвечать ударом на удар, даже на прокурорское (в духе знаменитых политических процессов 1930-х) обвинение в "угрозе отечественному футболу". В репрессивные годы тянуло на высшую меру. Внешне спокойно выслушав оппонента, он объяснил ауди­тории основные принципы своей работы. Даже преступникам в уже минувшие суровые времена предоставляли последнее слово. Вот что сказал в свое оправдание Анатолий Тарасов:

"За 135 дней, что я работаю в коллективе, я лишь научил игроков тренироваться. Я считаю, что воспитание мастерства лежит через воспитание характера команды. Вот почему из ЦСКА было отчислено восемь человек – за леность, пьянство и похождения. Я доволен тем, как ребята тренируются, – это залог будущих успехов, но для доводки нужно время, а сейчас мы просто бьемся до конца – такой у нас порядок".

Не думаю, более того, уверен: последнее слово "подсудимого" никоим образом не растопило бы кремневые судейские сердца репрессивной эпохи (им до суда диктовали вердикт). Ныне тренер ЦСКА в худшем случае ограничился бы условным сроком. Но есть высший суд – Время. Оно и расставит все по местам, каждый получит по заслугам. Что же до ЦСКА и его тренера, приговор вынесут в конце сезона, в зависимости от занятого места. Ни взятки, ни давление сверху на решение суда не повлияют.

Завершая разговор о киевской встрече, хотелось бы отметить лучшего ее игрока. Сделал это форвард довоенной поры Константин Щегоцкий (как вариант – Щегодский), и не только он. Героем матча признали вратаря потерпевшего крупное поражение ЦСКА Владимира Астаповского, который "бессчетное количество раз выручал свою команду в, казалось бы, безнадежных ситуациях, демонстрируя при этом замечательную острую реакцию и высокое голкиперское мастерство" ("Советский спорт" от 3 июня).

Вратарю армейцев посочувствуешь: стоял под градом 30 (тридцати!) за 90 минут выстрелов по защищаемому им объекту. Не все снаряды ложились в цель, но большинство из тех, что летели в створ, отражал с блеском. К нему претензий быть не может: два из трех пропустил с пенальти. Вполне справедливых: армейцы, не справляясь с натиском "Динамо"-машины", часто нарушали правила.

"Локомотив" — "Динамо" К – 1:1

Впервые за последние годы стадион "Локомотив" заполнили 35 тысяч любителей футбола. Народ жаждал лицезреть героев не по телевизору, а в "натуре". Герои, во всяком случае в первом тайме, пойдя навстречу пожеланиям трудящихся, с первых минут показали товар лицом (словно продолжили игру с ЦСКА), лучший образец домашней модели: непрерывные грамотные, мастерские атаки с множеством моментов, по разным причинам не реализованных. Автор отчета в "Советском спорте" (от 5 июля), обладатель Кубка Европы-60 Виктор Понедельник, не скрывал восхищения: "Наблюдая за игрой киевлян, мне невольно думалось: как же все-таки гармонично играют наши гости в атаке и в обороне! Я не видел ни одного игрока, который бы в пассивном бездействии ждал бы своей очереди поиграть с мячом. Киевляне демонстрировали умный футбол".

Мяч долго не шел в ворота: спасали вратарь Золтан Милес, стелившиеся в подкатах оборонцы, перекладина… Так долго продолжаться не могло, и в середине первого тайма Онищенко в высоком прыжке ударом головой счет все же открыл. И после этого гости, вопреки постулатам выездной модели, не сменили меч на щит, не стали удерживать шаткое преимущество – продолжали с открытым забралом атаковать.

После четвертьчасовой между таймами передышки динамовцы показали аудитории второй свой лик, домашнюю модель со всеми ее прелестями (чуть было не сказал "достоинствами"). Что случилось? Усталость ли сказалась на фоне майских треволнений (к тому же через три дня после победы над ЦСКА пришлось, совершив воздушное путешествие, играть с "Локомотивом"), или потеря в начале второго тайма Онищенко сбила с заданного ритма. А может, действительно поменяли, как женщины наряды, модель – атакующую на оборонительно-выжидательную.

Что бы ни случилось, игра выравнялась, и настойчивый "Локомотив", почувствовав "перемену климата", подбросил в топку угля, набрал скорость, "наехал" на лидера и очко у него умыкнул. Если в первом тайме у хозяев возник лишь один благоприятный шанс, загубленный Давыдовым из-за неуклюжей обработки мяча, то во втором создали куда больше. И счет сравняли. Сделал это красивым ударом хорошо нам знакомый Юрий Семин.

Я давеча вопросом задавался, варианты перечислял, пытаясь докопаться до причин, по которым чемпион декорации полностью сменил. Взглянув на календарь, нашел, кажется, ответ. По всей вероятности, динамовцы выбрали удобный для себя темп и ритм, дабы силы понапрасну не растрачивать. Вновь (не в первый уже раз) попали в водоворот игр в форме клуба и сборной: первого июня принимали у себя с ЦСКА, спустя три дня – календарная встреча в Москве с "Локомотивом", а восьмого – со сборной Италии.

Однако киевские журналисты, недовольные игрой своих хлопцев, смягчающие обстоятельства проигнорировали. Корреспондент газеты "Молодь Украiни" (от 6 июня) резюмировал: "Динамовцы позволили себе в матче с "Локомотивом" взять тайм-аут, довольствуясь минимумом". Не раз в наших публикациях упоминаемая "Рабочая газета" не похвалила своих, хотя бы за сильно проведенный первый тайм, больше "Локомотивом" восторгалась: он против киевской аритмии применил тактику активных действий, не давал динамовцам ни малейшей передышки, как и Камзулин Блохину. И гол Семина описала красочнее, нежели Виктор Понедельник: "Семин забил великолепно, обыграв троих соперников".

Бенефис Семина

Твердое намерение охватить в обзоре событий 1975-го более широкий круг участников (желание имел всегда, но редко совпадало оно с возможностями) частично реализовал в предыдущих главах. Киев соломинку мне протянул. Отталкиваясь от его матча с "Локомотивом", коротко расскажу об очередном появлении "паровоза" в высшей лиге. На сей раз, похоже, с твердым намерением в ней задержаться. Что было заметно уже в день поднятия флага в Тбилиси.

Закавказские команды, в частности тбилисская, созревали раньше северян: теплый климат позволял и в зимние месяцы тренироваться под открытым небом, быстрее набирать форму. И вообще на своем поле вели себя намного увереннее, играли лучше и чаще побеждали. А "Локомотив" уперся. В первом тайме сумел отбиться, правда, от не очень настойчивых атак хозяев, а во втором осмелел, сыграл с ними на равных и добился ничьей: счет встречи – 0:0, нереализованных моментов – 2:2.

Очко "Локомотив" увез и из Ташкента (2:2). Одержав уже в своем "депо" две победы, присоединился к лидирующей группе. Вторую, убедительную, над ереванцами (4:1), высоко оценили специалисты. Известный тренер Николай Морозов, автор отчета в "Советском спорте" (от 29 апреля), уверен: "Эта игра стала бенефисом Юрия Семина". Вы не ошиблись, упомянут ныне уже титулованный тренер, один из лучших в России, глубоко уважаемый Юрий Павлович Семин, которого, искренне любя, называют просто – Палыч. Не скрывая симпатий к этому замечательному человеку и специалисту, я с удовольствием приведу несколько цитат из морозовского отчета о лучшем игроке матча, сделавшем хет-трик.

"Ю.Семин продемонстрировал игру, в которой отлично сочетались интересы футболиста и коллектива". Играл он вдохновенно. Его поначалу увлажненная, ближе к концу матча пропитанная потом футболка с четырнадцатым номером на спине мелькала на всех участках поля, не оставалось ни пяди, куда бы не ступала семинская нога. Когда "Арарат" предпринял штурм, мощный, многочисленный, у ворот хозяев запахло гарью, запылало: рвались снаряды. В течение минуты гости шесть раз (так утверждал Морозов) могли сравнять счет.

"В этой ситуации, – продолжал автор, – Ю.Семин решительно бросился в схватку, овладел мячом и направил его подальше от ворот, за боковую линию. Этот, казалось бы, простой ход позволил хозяевам передохнуть и выровнять игру".

Во втором тайме благодаря еще двум мячам Семина "Локо" получил решающее преимущество. Последний, на 78-й минуте, подробно описан Морозовым. Мяч попал к стоящему на фланге Семину. Партнеры отстали, пасовать некому. Тогда он в одиночестве совершил рейд в глубокий тыл противника. По пути обошел защитника Геворкяна и примерно с линии штрафной пробил. Передаю слово автору: "Бил он, целясь в дальний угол. Это видели зрители, партнеры, соперники, вратарь Абрамян, но ничто уже не могло преградить мячу путь в сетку – настолько своевременно и точно пробил полузащитник".

Номера на футболке

На номер, под которым играл Семин, наверняка внимание вы обратили. Обратив, спросите: "Почему под 14-м? Неужели на замену вышел?" (Прежде на футболках игроков основы значились номера только с 1-го по 11-й.) Раз уж спросили, отвечу.

В 1975-м ввели новшество, не единственное. Без изменений ни один советский чемпионат не обходился. На сей раз решили закрепить за футболистами постоянные номера. Не по их желанию и фантазиям (от 1-го до 99-го), а согласно указанным в заявочных списках, как на крупных международных турнирах принято. Суть и цель нового пункта Положения разъяснили "футболозависимым" гражданам на страницах спортивной газеты работники Управления футбола СССР. Руководствовались начальники, разумеется, исключительно интересами народа. Как и все правители: денно и нощно, говорят, о вашем благе думаем и заботимся, ни о чем больше. "Сделано это, – объясняли гражданам, – в первую очередь для удобства зрителей. Нет сомнений в том, что зрителю, который постоянно ходит на матчи или смотрит их по телевидению, будет значительно легче узнавать игроков не только по манере исполнения или внешнему виду, но и постоянному номеру".

Убедительно. Тогда возникает другой вопрос: отчего, коли ново­введение удобное и распрекрасное, в следующем сезоне от него отказались? О людях перестали заботиться? Этого быть не может. Что же тогда? Спросить сегодня не у кого.

Правила без исключений существовать не могут, у нас они (исключения) порой подавляют своих антагонистов, численно их превосходят. В этот раз ограничились самой малостью. Кто-то вдруг вышел на игру под другим номером. Причины могли быть какие угодно. Футболка, например, порвалась, нетоварный вид приняла. Запасной с таким номером не оказалось, надевали другую, если находили. Извиняюсь перед Юрием Павловичем за прерванный о нем и его команде разговор. Одновременно благодарю за возможность сделать еще одно "лирическое отступление".

Поиграв в "Спартаке" и в "Динамо", перешел он в "Локомотив". И нашел свою команду, породнился с ней, а в будущем станет творцом ее успехов. С именем Юрия Павловича Семина связаны самые громкие победы "Локомотива" в его истории. Семин – игрок основы, один из ведущих в команде, из 30 турнирных матчей участвовал в 27.

Но для "Локомотива" после резвого начала наступят тревожные будни. Команда переживет их, выстоит, и, заняв довольно приличное для выходца из низов 11-е место, задачу на сезон выполнит.

"Динамо" К — "Арарат" – 4:0

Отрыв киевлян от преследователей (да никто их реально не преследовал, разборками у подножия трона занимались), довольно солидный, после сенсационного проигрыша дома "Пахтакору" (0:1) сократился до трех очков. Приблизился к ним постоянный оппонент первой половины 1970-х "Арарат". С ним-то и предстояла через несколько дней очная встреча (если вам угодно – стрелка) в Киеве. В случае успеха ереванцев чемпионат нежданно-негаданно впервые могла посетить интрига.

Киевляне, получив наконец двухнедельный отдых, настроились на игру серьезно. Это почувствовалось с первым свистком московского арбитра Александра Табакова. Уже на 20-й секунде Веремеев вихрем промчался по кромке и вместо стандартного (и ожидаемого) навеса вдруг мощно пробил. Вратарь Абрамян среагировать не успел, невинность ворот уберегла перекладина. Ненадолго, на полторы минуты. Защитники в панике отбили отскочивший от "деревяшки" мяч на корнер. Розыгрыш с угла поля завершил точным ударом Онищенко – 1:0.

По истечении четверти часа хозяева разыграли трехходовку: Буряк снабдил мячом Матвиенко, тот прострелил в штрафную, и влетевший туда Блохин метров с 14 пробил головой, да так сильно, что голкипер не сумел даже взглядом мяч сопроводить. И перекладина не выручила – 2:0. Буря, моментами затихавшая, набирала новую силу. Прессинг по всему полю лишал гостей мяча. Динамовцы ставили перед соперником одну задачу за другой: защитники вдруг выходили на передний край, а Колотов с Онищенко уходили в глубокий тыл, чтобы через мгновение оказаться там, где никто их не ждал. За минуту до завершения тайма "ювелир" Мунтян доказал, что не зря я (да только ли я) так лестно его характеризовал. Пас из глубины поля изумительной точности вывел на ворота сразу двоих успевших отличиться форвардов – Онищенко и Блохина. Владимир великодушно уступил право завершающего удара товарищу. Олег, поблагодарив, оформил дубль. Не в этом фишка. В тот день (20 июля) Блохин отметил сразу два юбилея: личный (сыграл сотый матч в чемпионатах СССР) и общественный, грандиозный: забил 1500-й гол киевского "Динамо" в союзных первенствах.

Этим "белокурая фурия" не ограничилась. Во втором тайме персональный сторож Блохина Геворкян, отчаявшись найти на него управу, сбил Олега в собственной штрафной. Приведя судейский вердикт в исполнение, Блохин оформил хет-трик – 4:0. Победа яркая, убедительная, имела превосходную прессу. Киев укрепил лидирующие позиции.

Никита Симонян, находясь под впечатлением от наиболее ярких игр киевлян, сформулировал в "Футболе-Хоккее" (№ 29) слагаемые их успеха: "Первое. Тренерский состав, предложивший программу, верил в ее правоту, и в нее поверили игроки. Второе. Чемпион сумел создать великолепный ансамбль, безупречно подобранный, подогнанный, практически без слабых мест. Третье. Успехи киевлян опираются на умело организованный процесс. Четвертое. Дарование всех исполнителей в этом сезоне раскрылись полностью". Вывод объективный и весьма для тренеров и футболистов лестный.

И на солнце бывают пятна

Конечно, немыслимо, представляя клуб и сборную, проводить все игры на фронтах внутренних и международных, порой в жестком режиме, на максимально высоком уровне: полностью выкладываться и демонстрировать истинные свои возможности. Были, понятное дело, матчи проходные, когда, не включая вдохновение, обыгрывали соперников на классе. К ним претензий быть не могло. Отторжение и волну критики вызывали иные встречи, проведенные по "выездным лекалам" в худшей их интерпретации. Чтобы читатель имел более объективное и всестороннее представление об игре сильнейшей советской команды, добавлю к красочным, глянцевым и несколько "черно-белых" иллюстраций.

Первая же осечка (ничья с "Карпатами" – 2:2), назвал бы ее декоративной (люди догадливые поймут, о чем это я), после пяти кряду побед в чемпионате, выигрыша у "Ференцвароша" и сборной Ирландии сопровождалась легкими укусами и полунамеками.

Трибуны львовского стадиона "Дружба" мужественно перенесли колоссальную, давно не испытанную нагрузку – приняли и разместили около 50 тысяч посетителей. Реально и того больше. Зрители бурными аплодисментами встретили появившихся на поле обладателей Кубка кубков. Встречу триумфаторов обставили торжественно: девушки-красавицы в национальных костюмах передали футболистам невероятной величины букеты цветов, игроки "Карпат" – не менее внушительную корзину роз и хрустальную вазу.

Ну разве поднимется нога после столь теплого приема и подношений сразить "Карпаты" на глазах у собственной публики? Лидеры, проникшись специфичностью ситуации, проявили такт и сыграли по давно расписанному в нашем футболе сценарию, когда одна команда, забив два мяча, передает слово сопернику. Так и случилось. Хозяева, пропустив два, к 62-й минуте свою партию исполнили отменно – 2:2. Прошу учесть: я ни на что не намекаю, участников в договорном характере матча не подозреваю. Даже если так и было. Поскольку неопровержимыми уликами и доказательствами не располагаю. (В СССР за три десятка лет и в России за такой же примерно период никто, включая организации, коим по долгу службы надлежало защищать чистоту отечественного футбола, их не находил. Куда уж мне.) Разговор затеял не для того, чтобы участников матча разоблачить, а с реакцией журналистов, видимо, что-то заподозривших (опыт-то они накопили немалый) вас ознакомить.

Вадим Мирский, обозреватель киевского "Комсомольского знамени" (от 24 мая): "Динамовская команда напоминала льва, на которого сошло благодушие после сытого обеда".

Юрий Кордияк, львовский корреспондент центральной спортивной газеты, отреагировал на поведение гостей после второго пропущенного гола так: "Киевляне, словно смирившись с потерей первого очка в чемпионате страны, не проявили особого старания" ("Советский спорт" от 25 мая).

Не могли они взять в толк, отчего чемпион за полчаса до завершения встречи безропотно согласился на ничью. И читателей своих смутили. Наверняка находились среди них понятливые, успевшие в отечественном футболе сориентироваться.

По аналогичному сценарию развивались события на сцене "Лужников" в матче с "Торпедо". С той лишь разницей, что первыми две сольные партии исполнили гости, хозяева ответили адекватно – 2:2. Фактически игра прекратилась на 71-й минуте, когда на табло загорелись, дружелюбно друг другу улыбаясь, две "двойки". На что обратил внимание автор отчета в "Советском спорте" (от 25 июня) Олег Кучеренко: "Киевлян же, видимо, устраивал результат, и они тоже, не торопясь, довели матч в ничейную гавань". Ни слова осуждения, лишь констатация факта.

На послематчевой пресс-конференции Олег Базилевич выразил досаду по поводу потери очка. Вадим Мирский из "Комсомольского знамени", довольно нервно отреагировав на слова тренера, произнес фразу с двойным дном. Что на поверхности, звучала так: "То была какая угодно ничья, только не досадная, что весьма характерно подчеркнули последние 15 минут игры, в течение которых обе команды остерегались входить в штрафные площадки". О содержании второго дна догадаться несложно.

Последовавший через четыре дня домашний проигрыш "Пахтакору" (0:1) вызвал волнения в местной прессе, от легкого бриза до штормовых порывов. Константин Щегоцкий писал в "Спортивной газете" (от 1 июля): "Не было у них (у киевлян. – Прим. А.В.) ни той самоотверженности, что у ташкентского "Пахтакора", ни подвижности, ни настроя на игру. Атаковали, правда, но скорее по инерции. С такой игрой можно лишиться не только лидерства в таблице, но и зрителей на трибунах". А чрезвычайно активный Мирский, болезненно на происходящее реагировавший, рассерчал не на шутку. Чтобы читатели ощутили степень его раздражения, процитирую "жирные куски" из пространной статьи, опубликованной 1 июля в "Комсомольском знамени". Выпустил он недрогнувшей рукой немало стрел. Мишень – не проигравшая "Пахтакору" команда, а ее тренеры. Вернее, их концепция, если хотите – философия. Обладали они, так считал автор, способностью с "научных" позиций объяснить успехи и неудачи.

"Сегодня в нашем футболе, – писал Мирский, – еще можно с многозначительным видом вещать непосвященным о циклах "победных" и "разгрузочных", призывая науку в крестные матери не только сегодняшних, но и будущих поражений команды

Люди идут на футбол как на праздник, веря в то, что они увидят на зеленом поле борьбу характеров, состязание в мастерстве… Идут, надеясь увидеть сильных, мужественных людей, для которых нет выше доблести и чести, чем сразиться с открытым забралом во славу родного клуба…

В последнее время объектом всяческих словесных упражнений стала команда киевского "Динамо". Приведя команду к блестящей победе в популярном континентальном турнире, ее руководители вдруг начали горько сетовать в беседах с журналистами на то, что от киевского "Динамо" требуется только первое место во всесоюзном чемпионате. Пресса столь же настойчиво, сколь и туманно, оповещается о планируемых разгрузочных циклах в летней подготовке динамовцев к играм. Газетчикам уже полтора месяца кряду внушается версия о чрезмерной усталости обладателей Кубка кубков.

Киевское "Динамо" сегодня намного сильнее конкурентов на внутренней арене, и вопрос о том, кому следует быть чемпионом СССР, не относится к специальным. Что касается чередования больших и малых тренировочных нагрузок, то их необходимость понимают все, кто хоть мало-мальски связан со спортом, но в исполнении динамовцев понятие, скрывающееся за термином "разгрузочный цикл", приобретает двусмысленное значение. Скажем так: удивительно везет на эти циклы киевского "Динамо" ташкентскому "Пахтакору"! В прошлом сезоне "Пахтакор" дважды подвернулся динамовцам, когда те "разгружались" – и ташкентцы приобрели два очка. Концовка игры в Ташкенте проходила под свист публики. Сейчас они впервые в жизни выиграли у "Динамо" в Киеве, одержав первую в сезоне победу на выезде, и опять-таки – под аккомпанемент разговоров об усталости чемпионов и свист трибун…

Тренеры чемпионов отстаивают в прессе право на поражения команды так настойчиво и рьяно, словно с ними кто-то спорит по этому поводу, обещают спад в игре своей команды, "узаконив" его ссылкой на то, что их соперники по грядущему розыгрышу Кубка европейских чемпионов сейчас отдыхают и, мол, поэтому им вроде бы тоже не мешает отдохнуть.

Где отдохнуть – в играх чемпионата СССР? У нас это соревнование еще не отменено в угоду европейским турнирам. В методическом плане оно является главным фактором повышения мастерства футболистов, а в хозяйственном – призвано материально поддержать развитие футбола. И вопрос вовсе не в том, нравится или не нравится участникам чемпионата сроки его проведения".

Я ознакомил вас с личным мнением киевского журналиста, довольно жестким и смелым. Оно может не совпасть ни со взглядом вашего покорного слуги, ни с мнением редакции "СЭ".

"Скорая помощь" для "Пахтакора"

Перед тем, как пожелать вам доброго здоровья, покажу фрагменты турнирной таблицы с итогами первого круга: тройку лидеров и аутсайдеров. Подошли к экватору не без приключений, в общем-то ставших обыденными, будничными, легко и до начала турнира предсказуемыми. С завершением 13-го тура вновь "психанул" календарь, что спровоцировало нарушение "сердечной деятельности", аритмию то есть. Эскулапы на сей раз сработали оперативно, привели его в чувство, в рабочее состояние, и к обозначенному первоначально сроку таблица приняла вполне нормальный вид. Небольшие перебои (остаточные явления) на трудоспособности "больного" и внешности его не отразились: одну игру недобрал лидер, одну перебрал "Локомотив". Пустяки. Остальные в норме — отработали по 15 матчей.

Первая тройка: киевское "Динамо", "Арарат", "Шахтер". Замыкающие: "Зенит", "Пахтакор", ростовский СКА. Лишь Киев и Ростов вопросов не вызывали: одним готовили букеты цветов для торжественной церемонии награждения, другим опять же цветы, но в виде венков – на похороны. За остальные места ребята побьются жестко, в кровь. Правда, незадолго до финиша кое-кто и на мировую пойдет. Нам (прежде всего им, участникам баталий) не привыкать. Недобрую традицию, возникшую примерно в начале 1960-х, в футбольной среде чтили.

"Пахтакор" только что промелькнул. Весьма кстати. Я ведь обещал кроме "Виртуозов Киева" и с творчеством других "музыкантов" сегодня вас познакомить. Чтобы не ограничиваться одним "Локомотивом", и о ситуации с ташкентцами вкратце поведаю. По подзаголовку вы и сами догадались, дела его не ахти.

Перед началом сезона прошлогодний середняк находился в добром здравии и вроде ничто не предвещало осложнений. Тренер тот же, Вячеслав Соловьев, родом из знаменитой титулованной "команды лейтенантов", а в 1961-м, находясь на тренерском мостике, озолотил киевское "Динамо". "Пахтакор" содержал достойно: в тепле, в уюте жила команда и ни о чем не тужила. Новый сезон начали по уже опробованным и чуть модернизированным планам. Всем доволен Вячеслав Дмитриевич, разве что на затянувшееся строительство тренировочной базы посетовал: ее еще в прошлом году должны были сдать. Но на такие мелочи внимания не обратили те, кому обращать (и наказывать виновных) положено.

А как открытие чемпионата нагрянуло, местные журналисты прохода тренеру не давали. Накануне первого матча, 11 апреля, Соловьев заверил корреспондента "Физкультурника Узбекистана": планы подготовительного периода выполнены, ребята с возросшим объемом тренировок справились, задача – остаться в восьмерке. То есть повторить прошлогодний результат, весьма для ташкентцев приличный. На следующий день в интервью республиканскому партийному органу "Правда Востока" риторику тренер подкорректировал: "Подготовкой к сезону в целом удовлетворен, хотя не все было сделано, как намечалось. О планах говорить сложно". Быть может, предчувствия нехорошие одолевали. Нехорошие обычно сбываются.

Удачное начало (разгром "Зенита" – 3:0) продолжения не имело. "Пахтакор" оробел вдруг, медленно, с дрожащими коленками двигался по канату над пропастью. Без страховки. Гарантий, что не сорвется, Соловьев дать не мог и в середине августа команду покинул. Официальная версия – по состоянию здоровья. Вызвали "скорую помощь" с реанимационной службой и главврачом Гавриилом Качалиным. Сильные препараты, как показывает практика, поначалу дают положительный эффект. Так и случилось: первый матч с новым тренером "реанимированный" выиграл у "Арарата" и с 14-го места передвинулся на 13-е. Эффект получился кратковременным. В следующих семи турах – ничья и шесть проигрышей, в том числе от ближайших соседей (они же конкуренты), "Зенита" и "Локомотива". Число их, "претендентов" на вылет, к концу чемпионата возрастет. Выживет ли "Пахтакор"? Говорить об этом рано.

Итак, кончился первый круг. Но не лето. В оставшееся до наступления золотой осени (осень действительно выдастся золотой) время, примерно месяц-полтора, на футбольных полях страны разыграются события, мимо которых, если бы и захотели, пройти не сможем. Но мы и не хотим. А в некоторых регионах бывшего Союза вызвали они неуемную эйфорию и тектонические сдвиги.



Источник: “http://www.sport-express.ru/football/reviews/o-ciklah-pobednyh-i-razgruzochnyh-1487691/”